Обезьяна-стихотворец басня Сумарокова

Пришла кастальских* вод напиться обезьяна,
Которые она кастильскими звала,
И мыслила, сих вод напившися допьяна,
Что, вместо Греции, в Ишпании была,
И стала петь, Гомера подражая*,
Величество своей души изображая.

Но как ей петь!
Высоки мысли ей удобно ли иметь?
К делам, которые она тогда гласила,
Мала сей твари сила:
Нет мыслей; за слова приняться надлежит.
Вселенная дрожит,
Во громы громы бьют, стремятся тучи в тучи,
Гиганты холмиков на небо мечут кучи,
Горам дает она толчки.
Зевес надел очки
И ноздри раздувает,
Зря пухлого певца*,
И хочет истребить нещадно до конца
Пустых речей творца,
Который дерзостно героев воспевает.

Однако, рассмотрев, что то не человек,
Но обезьяна горделива,
Смеяся, говорил: «Не мнил во весь я век
Сему подобного сыскать на свете дива».

* Кастильский — испанский.
* И стала петь, Гомера подражая — намек на изданные в 1757 г. две песни героической поэмы Ломоносова «Петр Великий». Глагол «подражать» Сумароков употреблял не с дательным, а с винительным падежом.
* Зря пухлого певца — видя Ломоносова.




–ейтинг@Mail.ru