Суфий, осел и прислужник

Раз некий суфий, дальний путь свершая,
Остановился в караван-сарае

И попросил, чтобы один из слуг
Питье и пищу дал его ослу,

А сам свершил одну из медитаций,
Пред тем как жирным пловом напитаться.

Призвав слугу в преддверии еды,
Он вновь напомнил: «Дай ослу воды!»

Слуга сказал: «Да я на то и здесь,
Чтоб мог осел напиться и поесть!»

«Он стар, он целый день возил меня,
Ему не пожалей ты ячменя!»

А тот: «Я угодить считаю честью
Тебе, ему и вам обоим вместе!»

Но суфий продолжал: «Чтобы в пыли
Не спать ослу, ты коврик подстели!»

Слуга сказал, скрывая раздраженье:
«Готов я сделать это одолженье!»

«Чтоб ночью не простыл мой ослик сонный,
Его прикрой ты перед сном попоной!»

Слуга: «Зачем твердить мне сорок раз?
Нет, я осла не упущу из глаз,

Как никогда не упускал, признаться,
Того, что служит к пользе постояльца!»

Откланялся слуга, собравшись с духом,
И в тот же миг, забыв о длинноухом,

Пошел к друзьям и вместе с ними ржал:
Мол, гость ему все уши прожужжал

И наставлял его полночи в том,
Как нужно обращаться со скотом.

А суфию все время не спалось,
Он волновался: что с ослом стряслось?

В предчувствии беды, как виноватый,
Всё из Корана он шептал цитаты.

Но все же на минуту он забылся —
И сон узрел: осел упал, разбился,

В грязи лежал и долго не вставал,
И волк его на части разорвал.

Тут пробудился суфий: «Что за диво?
Ужель слуга попался нерадивый

Настолько, что, не вспомнив про осла,
Душе моей доставил столько зла?

Но нет, одни лишь дьяволы и змеи
Способны на такое. Я не смею

Подумать, что мой ближний – хуже всех,
И этим взять на душу тяжкий грех».

...А ослик старенький всю ночь томился,
Поскольку к пище и воде стремился,

И плакал: «Почему же для меня
Здесь не нашлось питья и ячменя?

Зачем лежу я в этой грязной луже?
Еще нигде мне не бывало хуже...»

Слуга явился, чуть заря взошла,
Одним ударом поднял он осла,

Пинок-другой – и тот как будто ожил.
И суфий на осле свой путь продолжил.

Но, словно бы в мечети на моленье,
Осел вдруг опустился на колени —

Как видно, белый свет ему постыл:
Уткнулся мордой в землю – и застыл.

Тут к суфию попутчик обратился:
«Да ты ж всегда ослом своим гордился,

Что может он весь день вперед идти,
И никогда не подведет в пути?!.»

А тот: «Сей ночью, как мы думать можем,
Он выжил только попеченьем Божьим,

Иначе б жизнь его пришла к концу:
Вот он теперь и молится Творцу!..»

...Посулам недостойного не верь,
Когда клянется он – захлопни дверь.

Ведь, прибыль извлекая из игры,
Мошенники, как женщины, хитры.

И сам шайтан, чтоб впали мы в угар,
Клянется, говоря: «Аллах акбар!»

О человек, ты сам понять сумей,
Кто пред тобой – Иблис иль просто змей.

Поймай врага, раскрой его обман,
Покуда сам не угодил в капкан.

И чтоб, как предок, не утратить рай,
Все делай сам – другим не доверяй!

Рассказ осуждает чисто теоретическое изучение суфизма («всё из Корана он шептал цитаты») и учит, что только сам человек в состоянии исполнить свой долг. Большой ошибкой является всякая попытка препоручить свои обязанности другому («все делай сам – другим не доверяй!»).
Д. Щ.

Категория: Притча Руми Суфийская притча

Смотрите также:

Парфюмер и попугай

Притча Руми «Парфюмер и попугай»

Пахарь и лев

Притча Руми «Пахарь и лев»