Старуха и сокол

Раз царский сокол на царя озлился
И, улетев, в жилище поселился

У некой птичницы. В избушке сей
Немало было уток и гусей.

Старушка добрая его схватила
И крылышки ему подкоротила:

Мол, так ты больше на гуся похож! —
И слезы птицы капали на нож...

Потом она сказала: «Клюв твой крив,
Слегка подрежем – станешь ты красив!» —

И плакал сокол о былом величье:
Теперь уж не словить ему добычи!..

...Гулял в том месте царский казначей,
И птичницу спросил: «А сокол чей?» —

И выкупил страдальца у старухи,
И сокол вновь к царю вернулся в руки.

На птицу-бунтаря воззрился царь:
«Да ты, мой милый, не таков, как встарь!

Ты обитать у птичницы решился —
Вот потому-то клюва и лишился...

В ней было столько доброты, любви,
Да только где же крылышки твои?!.

Ну что ж, мой друг, запомни сей урок!
Теперь хоть понял ты, что пренебрег

Напрасно дружбою моей высокой?
Ведь я-то знаю, что такое – сокол!..»

Настоящий наставник («царь») – только тот, кто понимает особенности души ученика и неповторимость его земной миссии («ведь я-то знаю, что такое – сокол!»). Обучение у того, кто ко всем применяет одни и те же методы воздействия («птичница»), может иметь трагические последствия, поскольку в этом случае из души вытравляются ее важнейшие отличительные свойства и те дарования, которые необходимы для творческих взлетов («где же крылышки твои?!»). «Забота и доброта» подобного лжеучителя («старушка добрая») не должны вводить в заблуждение искателя Истины. С другой стороны, «царский сокол» означает душу, удалившуюся от Бога («на царя озлился») и подвергшуюся за это страданиям в земном мире.
Д. Щ.

Категория: Притча Руми Суфийская притча

Смотрите также:

Пожар

Притча Руми «Пожар»

Парфюмер и попугай

Притча Руми «Парфюмер и попугай»