Клад

Наследство свое человек промотал:
Приученный к роскоши – нищим он стал.

Пусть ты и по праву чужим завладел —
Не радуйся, твой не завиден удел!..

Он каялся много, и слезы он лил,
И Вышнего Бога вседневно молил:

«О Боже, богатство мне снова верни —
Хочу наслаждаться, как в прежние дни!»

Заснул он – и слышит: «Не медли, не жди,
Вставай, собирайся, в Египет иди —

И там обретешь ты желаемый клад,
Источник богатства, колодец услад!»

Услышав во сне про запрятанный клад,
Бедняга тотчас же покинул Багдад.

И вот уж в Египте, далекой стране,
Вкруг места, что названо было во сне,

Он бродит, истратив последний медяк.
Но полон Египет воров и бродяг,

И страж преграждает дорогу ему:
«Что бродишь в ночи? Захотелось в тюрьму?»

А тот ему: «Я не бродяга, не вор,
Меня вещий сон в этот город привел!» —

И все рассказал ему – так, мол, и так...
А страж: «Ну какой, погляжу, ты чудак!

Всему ль, что приснится, мы верить должны?
Вот я же не верю в подобные сны,

А снится мне часто – мол, топай в Багдад,
Отыщешь там в доме закопанный клад,

Мол, сразу за рынком, в проулке глухом,
Ты возле пекарни найдешь этот дом!..

И все ж, – заключил наставительно страж, —
В Багдад не иду я, не верю в мираж!..»

...Багдадец сдержал свою радость с трудом —
Ведь страж описал его собственный дом!..

«...Вот счастье, что землю я здесь не копал! —
Подумал бедняк. – Я в Египет попал

Затем, чтоб узнать: вожделенный мой клад —
Он дома!» – И тотчас пошел он назад.

Твердил он: «Я нищим себя почитал
И клад откопать на чужбине мечтал,

Но счастья источник, всех благ водоем
Был с первых же дней спрятан в доме моем!..»

...Особую тайну хранит мой рассказ:
Все нужное нам скрыто близко от нас,

Но, чтобы его опознать и найти,
Нам Голос велит до Египта дойти!..

Сюжет данной притчи широко распространен в фольклоре разных народов. У гностиков первых веков н. э. Египет был символом материального мира, а «пребывание в Египте» означало ниспадение души с небес на землю и забвение ею своей бессмертной сущности (ср., например, гностическую сирийскую «Песнь о жемчужине»). Суфийский вариант притчи несколько иной: ради познания самого себя («все нужное нам скрыто близко от нас») мюрид обращается к «внешнему» свидетельству шейха («стража»), который вначале обращается с ним сурово («преграждает дорогу ему»), и лишь затем дает жизненно важное наставление. Самому шейху способность направлять мюрида дана свыше – посредством виде?ний («снится мне часто»). Но притча имеет и другой смысл: душа должна пережить превратности земной жизни («в Египет иди»), поскольку провинилась в своем предбытии, в вышнем мире («наследство свое человек промотал»). Только очистившись через страдания, она возвращается «домой» – на небеса – и обретает блаженство («счастья источник, всех благ водоем»).
Д. Щ.

Категория: Методы преподавания Притча Руми

Смотрите также:

Дикобраз

Притча Руми «Дикобраз»

Побои

Притча Руми «Побои»