Разрушение башни

Торговец некий мог весьма гордиться,
Что он – хозяин говорящей птицы.

Плыть в Индию с товаром полагая,
Он попросил родных и попугая,

Чтобы они поведали ему:
Что? нужно им, что? привезти кому?

И попугай сказал: «Хозяин, внемли!
Давно покинул я родные земли,

Похищен я из Индии святой,
И здесь горюю в клетке золотой.

Коль, по садам земли моей гуляя,
Ты меж ветвей увидишь попугая,

Скажи ему – пусть знает обо мне,
Несчастном пленнике в чужой стране.

И пусть услышат прочие собратья,
Как вынужден здесь биться и рыдать я!

Есть у меня сердечный друг вдали,
С кем узами Меджнуна и Лейли

Мы связаны: из сердца кровь сочится,
Как только вспомню я об этой птице.

Пусть друг, услышав мой молящий зов,
Заплачет кровью средь родных садов,

И пусть подаст мне чрез тебя совет,
Как выжить мне средь этих горьких бед!..»

...И вот купец, по Индии гуляя,
В саду заметил ближних попугая,

И в точности им все пересказал,
Что попугай поведать наказал.

Услышав сей рассказ, одна из птиц
Вдруг испустила вопль – и пала ниц:

Взглянул купец – увы, она мертва...
«Ах, для чего я скорбные слова

Произносил, чужую жизнь круша?
У этих двух была одна душа, —

Когда б я знал, кого я повстречал,
Я б перед этой птицей промолчал...»
..................................................

...Глагол – кремень, язык – металл, мой друг,
От искры загорится все вокруг!

Себя и ближних от огня спаси,
И слов облыжных не произноси.

На поле хло?пок пожалей в ночи,
Залей костер свой, искр не размечи!

Лишь деспот злой, не сдерживая речь,
Весь мир готов случайным словом сжечь.

Да, слово всей Земли меняет вид,
Оно и умертвит, и оживит.

Поберегись! Несет словесный дар
Одним – спасенье, а другим – удар...
..................................................

...Торговец возвращается домой,
А попугай ему: «Хозяин мой,

Ты встретил ли в пути моих родных,
И если да, что? слышал ты от них?»

Купец в ответ: «Ах, как я виноват!
Мне повстречался, видимо, твой брат

По духу, да, возлюбленный твой друг:
Он, о тебе услышав, вскрикнул вдруг —

И тотчас умер... В том моя вина,
Да поздним сожаленьям грош цена!..»
..................................................

...Стреле подобно слово: полетит —
Раскаянье его не возвратит!

Речь – как плотина: коль прорвет ее —
Никчемно сожаление твое!..
..................................................

...Наш попугай все выслушал – и вдруг
Он вскрикнул, как его далекий друг,

И мертвым пал... Купец запричитал,
Чалму свою в печали размотал —

И бросил наземь, разорвал халат:
«Опять в беде язык мой виноват!

Увы, о птица, сердцу дорогая!
Как своего опла?чу попугая?!

Как сохранить тебя я ни хотел —
Умолк твой голос, рай мой опустел.

К тебе я мог в беседе обратиться,
Как мудрый Соломон к придворной птице.

Как мало я ценил тебя, пока
Грудь не пронзила смертная тоска!..»
..................................................

...Кто думать перед речью не привык,
Тому, конечно, главный враг – язык.

Свободен мыслью – ходит он в рабах
У быстрых слов на собственных губах.

Твои уста наполнят твой амбар,
Твои ж уста в нем разожгут пожар...
..................................................

...Вот так торговец сетовал, стенал,
Потом замок он с птичьей клетки снял

И с плачем дверцу настежь растворил...
И вдруг мертвец встряхнулся, воспарил —

И, вылетев, на дереве уселся!
Тут у купца похолодело сердце,

Затмились очи – но, как солнца свет,
Той смерти озарил его секрет!

Тогда он обратился к попугаю:
«Я нечто понимать здесь начинаю,

И все же напоследок мне скажи:
Ты сам додумался до этой лжи

Или твой друг ближайший и любимый
Тебе со мной прислал совет незримый?»

«Ты догадался, – попугай в ответ, —
И вот в чем состоял его совет:

„Коль перестанешь говорить и петь —
Замок ослабнет, отворится клеть,

В которой потому ты заключен,
Что слишком сладкогласен и учен.

Недвижен будь, не пой, не говори,
И, чтоб воскреснуть, – временно умри!“

Теперь же, одолев неволи тьму,
Я улетаю к другу моему!..»

Когда услышал это всё купец,
Он жизни смысл постигнул, наконец,

И плакал, глядя: улетает птица,
Чтоб с милым другом вновь соединиться...

Один из смыслов этой многогранной истории таков: чтобы избавиться от рабства («клетки золотой»), в которой нас держит материальный мир, следует «при жизни умереть» для мира дольнего – и «воскреснуть духом» для мира горнего, чему и обучаются мюриды посредством различных суфийских практик.
Д. Щ.
***

Попугай в восточной традиции – птица не только говорящая, но и чудесно поющая (этот образ не является, в отличие от европейского, символом глупости и механического повторения чужих слов). В данной притче попугай означает личность весьма одаренную, однако именно талант привлек к ней собственнические притязания торговца – олицетворения бездуховности и своекорыстия «мира сего». Талант певца, предназначенный для свободного служения Богу, оказался порабощенным и поставленным на службу вещественным началам. Тот же процесс может совершаться и внутри человека: плотский разум, связанный с эгоистической чувственностью («торговец») держит «в клетке золотой» высшие способности человека, не давая им «встряхнуться» и «воспарить». Однако, будучи выпущен на волю, «попугай» получает возможность наставлять и облагораживать самого «торговца»: высшая сущность (высшее «Я») человека начинает оказывать благотворное влияние на всю его жизнь, выводя ее за рамки чисто эгоистического прозябания («я нечто понимать здесь начинаю»; «он жизни смысл постигнул, наконец»).
М. Х.

Категория: Притча Руми Достойные мюриды

Смотрите также:

Раб Сонкур

Притча Руми «Раб Сонкур»

Сторож и пьяница

Притча Руми «Сторож и пьяница»