Новолуние

В былые дни, в правление Омара,
Когда заканчивался месяц старый,

А новый наступал, и, глядя ввысь,
Все мусульмане вместе собрались

(Ведь сроков по Луне определенье
Есть ясное Корана повеленье,

И все того приветствовать должны,
Кто первый узрит новый серп Луны), —

Вдруг некий юноша воскликнул:
«Во?т он!» Но посмотрел Омар – и, ничего там

Не видя в небе, полном темноты,
Сказал: «О юноша, ошибся ты!»

А тот: «Не мог я в этом ошибиться!
Конечно, к раю Божьему пробиться

Бессилен сквозь созвездия мой взор,
Но серп – как видел, вижу до сих пор!»

Омар в ответ: «Он мог тебе примниться:
Ты плюнь на палец и протри ресницы!»

Когда ж послушно поступил он так,
То стерся месяц, и сомкнулся мрак.

Изрек халиф: «Ресница, что загнулась,
Серпом в твоем виденье обернулась,

Ресница луком для тебя была,
И устремилась ввысь мечты стрела!

Но, коль ресницы малое движенье
Такое вызывает искаженье,

То что ж тогда способен видеть взор
Сквозь более внушительный засор?!.»

Рассказ подчеркивает влияние внутреннего состояния человека на его восприятие внешней реальности и передает суфийское учение о необходимости «выправления» души и очищения сердца. Здесь просматривается также скрытая полемика с религиозными рационалистами – последователями Аристотеля, утверждавшими, что духовный мир недоступен для восприятия, в то время как мир физический отражается человеческими чувствами адекватно («Конечно, к раю Божьему пробиться // Не смог бы сквозь созвездия мой взор, // Но серп – как видел, вижу до сих пор!»). По мнению суфиев, «искривленность» души («ресница, что загнулась») как раз и мешает правильно воспринимать явления зримого мира.
Д. Щ.

Категория: Притча Руми Суфийская притча

Смотрите также:

Парфюмер и попугай

Притча Руми «Парфюмер и попугай»

Пахарь и лев

Притча Руми «Пахарь и лев»