Два барабана

На отчем поле некий мальчуган
Стоял и бил в свой детский барабан.

Дробь отбивал он гордо и упорно,
Чтоб птицы в поле не клевали зерна.

А в этот день как раз Махмуд-султан
Велел войскам идти на Индостан,

И вот близ поля выросли нежданно
Бесчисленные полчища султана.

А возглавлял вооруженный люд
Бактрийский разукрашенный верблюд:

На нем сидел, чтоб в битве править станом,
Огромный тюрок с мощным барабаном.

Узрев его, взъярился мальчуган
И стал все чаще бить в свой барабан —

Он в этот стук вложил всю силу воли,
Чтоб не топтал верблюд отцово поле.

Тут некий воин крикнул: «Ты упрям!
Не трать напрасно сил! Иль ты и впрямь

Уверен, будто барабанчик твой
Мощней, чем барабан наш боевой?..»

Притча образно противопоставляет духовные возможности ортодоксального «обрядоверия» (мальчик, наученный отцом барабанить, – символ духовной незрелости и слепого следования традиции) – и суфийских прозорливцев (могучая рать самого «султана», т. е. Бога, одерживающая «славные победы» в области духа). Присутствие войск султана вызывает у мальчика сильное раздражение: противники суфиев из числа мусульманских улемов (законников) нередко пытались возбудить простой народ против «еретиков», на что намекает барабанный «призыв» мальчика. Последний выбивается из сил, «чтоб не топтал верблюд отцово поле» (под «полем» подразумевается «насажденная» в народе ортодоксальная форма веры). Однако подобные усилия жалки и напрасны, ибо суфийское учение возвещает волю Самого Создателя («бьет в барабан» султана).
Д. Щ.

Категория: Притча Руми Уроки в медресе

Смотрите также:

Сторож и пьяница

Притча Руми «Сторож и пьяница»

Мусульманин и зороастриец

Притча Руми «Мусульманин и зороастриец»