Безнадежный больной

Больной явился к лекарю в тоске:
«Ты пульс пощупай на моей руке —

Я чувствую, пора определиться
С тем, сколько жизнь моя еще продлится!»

Врач пульс пощупал – и смекнул в момент,
Что не протянет долго пациент.

Но лекарь мудр и осторожен был
И от больного эту правду скрыл,

Сказав: «Чтоб жизни сохранять пыланье,
Всечасно исполняй свои желанья,

Не ставь своим хотениям преград,
И этим удалишь из тела яд.

Покорен будь сердечному веленью —
Ведь это путь кратчайший к исцеленью!»

Больной воспрянул: «Сладок твой совет,
Об этом дне мечтал я много лет!» —

И, рад и счастлив, полетел, как птица,
К прозрачному ручью – воды напиться.

Он подошел к воде, а в то мгновенье
Свершал почтенный суфий омовенье.

Больной взмахнул рукой в азарте пылком
И суфию заехал по затылку:

Мол, лекарь, чтоб я больше не болел,
Осуществлять желанья мне велел!

Огретый суфий в гневе обернулся,
Ответно на больного замахнулся,

Но тотчас разглядел, что тот, бедняга,
И тощ, и еле дышит, доходяга.

И так решил: «В болезненном угаре
Сей муж! И если я его ударю,

То он в живых останется навряд:
Тогда меня осудят и казнят!

Ну нет, я не безмозглая зверушка,
Ведь за приманкой кроется ловушка.

Коль дело до конца не решено,
Подумай, чем закончится оно!» —

И, взяв больного за рукав халата,
Повлек его в судебную палату.

Там, оглядев ответчика, судья
Спросил: «Истец! В чем жалоба твоя?»

А тот: «За наглость мужа накажи!
Пороть плетьми публично прикажи,

Иль пусть его с позором провезут
По городу – да будет скор твой суд!»

Сказал судья: «Ответчик сей таков,
Что не хватает подходящих слов,

Чтоб описать, насколько болен он:
Один толчок – и дух из тела вон!

Как стану бледной тени я грозить,
Пороть плетьми, по городу возить?

А если б камень на тебя упал,
То ты и с камнем бы судиться стал?

Чтоб милость у Аллаха обрести,
Ты, суфий, полумертвого прости:

Ведь шариата суд, в конце концов,
Живущих судит, а не мертвецов!»

А тот: «Да как такое может быть:
Суд разрешает людям встречных бить?!»

Судья ж ему: «Поведай лучше мне:
Какая сумма есть в твоей суме?»

«Да в ней, судья, почти и денег нет,
Сам погляди: всего лишь пять монет!»

«Три мне отдай за справедливый суд,
А две ему: они его спасут,

Он хлеб вкус́ит – и просветлеет взор!»
Тут суфий – в крик: «Сколь глупый приговор!

Судья, я речь обжалую твою!..»
...Меж тем больной воззрился на судью:

Мол, лекарь, чтоб я больше не болел,
Осуществлять желанья мне велел!

Сейчас я и недуг свой подлечу,
И от судьи монеты получу!

И он взмахнул рукой в азарте пылком,
И – бац – судье заехал по затылку!

И должен был судья ему платить:
Что делать – приговор не воротить!..

...Кто ближнему копает яму – тот
Сам, оступившись, в яму упадет!..

«Безнадежно больным» является нафс, которому, согласно суфийскому учению, предстоит погибнуть вместе со смертью тела (в отличие от более высоких уровней личности, бессмертных по своей природе). Зная о своей смертности, нафс крайне эгоистичен и необуздан в своих желаниях. Однако, если разум человека («судья») потворствует нафсу вместо того чтобы обуздывать его, то самому разуму приходится плохо («И – бац – судье заехал по затылку! // И должен был судья ему платить...»).

Рассказ иллюстрирует суфийский призыв к постоянному самоконтролю.
Д. Щ.

Категория: Притча Руми Уроки в медресе

Смотрите также:

Сторож и пьяница

Притча Руми «Сторож и пьяница»

Мусульманин и зороастриец

Притча Руми «Мусульманин и зороастриец»