Пощечина (пьеса)

Акт второй

Картина третья

Квартира Щегловых. Щеглова и Алексей.

Щеглова. Готовь встречный марш!

Алексой. Есть встречный марш!

Щеглова. Алеша, его не очень громко?

Алексой. Конечно, очень! Это же встречный!

Щеглова. Ты помнишь, что отцу разрешили вставать сегодня первый раз? Всего на пятнадцать минут. Сделай так, чтобы ему было приятно, а не тебе!

Алексой. Вам понравится, мама!

Щеглова. Сегодня Соня обещала приехать.

Алексой. Да? Очень мило с ее стороны.

Щеглова. Она что-то давно к нам не наведывалась.

Алексой. Занята.

Щеглова. А вы не поссорились?

Алексой. Нет.

Щеглова. Ты ее ничем не обидел?

Алексой. Допрос?

Щеглова. Нет, вопрос!

Алексой. Мама, давай сейчас не будем углублять эту тему.

Щеглова. Алеша, я же вижу, с тобой что-то происходит. Скажи, в чем дело.

Алексой. Ничего.

Щеглова. Мне это небезразлично. В чем дело? Скажи.

Алексой. Трудновато, мама! Трудновато, знаешь, привыкнуть к наличию взрослой сестры, которую никогда до этого не видел. И вообще - лучше бы этот "тайный плод любви несчастной" развивался где-то на стороне и не объявлял о своем существовании.

Щеглова. Как ты зло говоришь!

Алексой. Мама! Я достаточно взрослый человек, чтобы иметь о некоторых вещах свое собственное суждение. Ты думаешь, я не понимаю, что тебе самой было не так просто примириться со всем этим... и думаю, что, если бы не болезнь отца, ты поступила бы иначе.

Щеглова. Алексей Иванович, сколько вам лет?

Алексой. Очень много.

Щеглова. Очень много и еще больше я горжусь твоим отцом, и я счастлива, что я его жена.

Алексой. Незачем было вводить ее в наш дом, в нашу семью. Объявилась - и объявилась. А могла бы и не объявляться.

Щеглова. Почему такой тон? Алеша, ты Соню напрасно осуждаешь. В том, что она открылась отцу, нет ничего удивительного. Она это сделала ради любимого человека...

Алексой. Ради любимого подлеца...

Щеглова. Что она тебе сделала плохого? Чем она тебе мешает? Я не понимаю.

Алексой. И не поймешь.

Щеглова. Глупый... (Слышит шаги.) Давай!

Алексей включает проигрыватель. Марш. Обстановка торжественности. Алексей готовится сделать снимок.

Входит Чельцов, за ним - Щеглов.

Алексой.(делает знак: "Внимание"). Ап! Хорошо! Ап! (Фотографирует.)

Щеглова пытается поддерживать мужа.

Щеглов. Оля, не поддерживай, я еще не разучился ходить. (С цветком в руке, "в танце" подходит к креслу, садится.)

Звонок. Сонечка приехала!

Входит Соня. Алексей выходит из комнаты, как бы демонстрируя свою неприязнь к Соне.

Соня. О, что я вижу? Начало уже положено!

Щеглов. Не положено, а поставлено на ноги!

Чельцов. Ну, что можно сказать? Молодцом! Впереди еще трудный путь, но победный.

Щеглов. Слышишь, Олечка? Победный! Запомни все, что он скажет.

Чельцов. А теперь что? Режим сна, режим движения, режим питания и даже режим развлечений. Телевизор смотришь?

Щеглова. Нет. Я пока не разрешила.

Чельцов. Телевизор не исключаю. Однако что смотреть? Всякие там детективы, военные фильмы, футбол и хоккей с шайбой противопоказаны. Рекомендую: "Клуб кинопутешествий", "В мире животных" и "Спокойной ночи, малыши"...

Щеглов. Особенно полезно "Спокойной ночи, малыши"...

Алексой.(входя). Да вот! Вы читали? В Америке в обезьяннике установили телевизор, и за неделю обезьяны втянулись, и выяснилось, что у них появились свои любимые передачи.

Щеглов. Какие же?

Алексой. Не знаю. Там точно не написано, но думаю, как и у всех, какие-нибудь американские "Семнадцать мгновений".

Чельцов. И если говорить серьезно, то подальше от сильных эмоций.

Щеглов. Леня! Где их взять?

Чельцов. Возраст человека - это не его паспорт, а состояние его сосудов. Человек не бережет, а угнетает свою нервно-сосудистую систему.

Щеглов. Леня, я теперь решил жить по формуле "все до лампочки". И если уж без сильных эмоций - спокойной ночи, малыши!

Щеглова и Чельцов выходят, Щеглов задерживает Соню.

Соня. посиди со мной. Не уходи. Соня, от меня все все скрывают. Где Скуратов?

Соня. Отец, не надо об этом.

Щеглов.(настойчиво). Надо!

Соня. Не надо.

Щеглов. Очень надо!

Соня. Он уволился по собственному желанию и уехал на Украину.

Щеглов. Один, без тебя?!

Соня. Он женился...

Щеглов. Женился?.. А мое заявление? Разбирали его на партийном бюро?

Соня. Да. Ему поставили на вид!

Щеглов. Я вижу, моя болезнь ему помогла...

Соня. И тот человек, на дочери которого он женился... Куда-то звонили, и все уладилось... И хватит об этом.

Щеглов. Всех... всех устраивает моя болезнь. Ну что ж... А мы еще поживем, и главное, без сильных эмоций. Включи проигрыватель.

Соня включает проигрыватель. Входят Щеглова и Чельцов.

Чельцов.(Щеглову). Дай пульс. Хорошо. Наполненный. Главное, контролируй сам себя - и проживешь еще сто лет. Не до ста, а еще сто! Я не оговорился. Говорят, кит живет пятьсот лет, щука - триста, сокол - почти двести, а человек должен жить до ста шестидесяти! И некоторые живут!

Алексой. Хорошо живут?!

Чельцов. Хорошо!

Щеглов. Хорошо, да больно долго!

Чельцов. Заговорился я с вами, а меня ждут. А тебе для первого раза достаточно. До свидания!

Щеглов. Спасибо тебе, друг. Оля, я, пожалуй, тоже пойду.

Щеглова. Я тебе только перестелю постель. (Уходит.)

Щеглов.(неожиданно). Ребята, как зовут эту знаменитую киноактрису?

Алексой. Нонна Мордюкова?

Щеглов. Нет, не нашу.

Алексой. София Лорен?..

Щеглов. Нет. Секс-бомбу...

Алексой. Джина Лоллобриджида...

Щеглов. Как?

Алексой. Лоллобриджида.

Щеглов. Вот-вот. Брижитт. Брижитт Петрищева. Совершенно верно. (Уходит.)

Алексой. Хочешь, я тебя сфотографирую и напечатаю твой портрет в журнале "Здоровье", на обложке?

Соня. Зачем, Алеша?

Алексой. Ну, так просто... Тебе на память, мне на память, и людям интересно: молодой специалист, кандидат наук. Какая у тебя тема?

Соня. "Иммунологические реакции у детей при заболевании ревмокардитом".

Алексой. Тем более. У тебя скоро защита?

Соня. Скоро, а что?

Алексой. И ты потом сразу уедешь?

Соня. Вероятно. Знаешь, Алеша, мне очень хочется сказать тебе, что у меня на душе. Меня это мучает. Ты ведь мне веришь, что, если бы не эта история, я бы ни за что не решилась на такой шаг. Правда, когда мне попало в руки мамино письмо и я узнала, что у меня есть отец, у меня появилось желание встретиться с ним, поговорить, рассказать, что мама умерла... Но потом я подумала - зачем? У него есть ты, твоя мама... Но тут произошло все это. Скуратов был в панике... упрашивал меня чуть ли не на коленях, уверял, что ради меня Иван Иванович может еще что-то предпринять, что сможет ослабить "удар судьбы", как он выразился... И я пошла. А теперь понимаю... не надо было. Не надо!

Алексой.(напевает).
То ли в избу и за печь...
Просто так, с морозу.
То ли взять да помереть
От туберкулезу...

Я бы тоже с удовольствием куда-нибудь махнул... в какую-нибудь экспедицию, что ли... Месяцев этак на десять. А то и на целый год, чтобы никого не видеть...

Соня. Прямо-таки никого?

Алексой.(резко). Да! Никого! Никого! Уеду, и все будет о'кей! Все встанет на свои места.

Соня. Знаешь, Алеша, а я никогда еще не чувствовала себя такой счастливой, как сейчас. Тебе это может показаться странным, даже смешным. Но я счастлива, что отец поправился, что у меня есть ты, такой милый бородатый брат, что есть твоя мама - прекрасная женщина и все понимающая. Я ведь скоро, совсем скоро уеду от вас. И хорошо, что я самостоятельный человек и мне от вас ничего не надо, кроме того, что вы есть. Я буду вам писать, с нетерпением ждать от вас писем. Выйду замуж за хорошего, настоящего человека, какого-нибудь моряка, рыбака, геолога... Буду лечить чужих детей и воспитывать своих. А у меня будет не меньше трех. Я так решила. Два мальчика и одна девочка... Мальчиков я назову Владимир и Петр, а девочку Екатериной. А все они будут твои племянники...

Алексой. И вообще - лучше бы мне тебя век не знать...

Соня. Что?

Алексой. Ничего. Магазин закрывается на переучет... (Выходит.)


Еще пьесы


Все материалы, размещенные на сайте предоставлены пользователям исключительно в ознакомительных целях. Авторские права принадлежат их правообдадателям. Сообщить о нарушении администрации сайта.
–ейтинг@Mail.ru