Пена (Комедия нравов)

Картина третья

Обстановка первой картины. В той же позе сидит ожидающий кого-то Полудушкин. Так же как в первой картине, появляется Махонина. Только на этот раз она в брюках и голубом парике.

Махонина. Сидят?

Полудушкин. Сидят! Раиса Марковна, я, пожалуй, это дело оставлю, а сам пойду.

Махонина. А что это вы еще нам принесли, если не секрет?

Полудушкин. Какие же от вас могут быть секреты? Билет для Соломы.

Махонина. А я и не знала, что Солома, оказывается, у вас квартировался.

Полудушкин. Почему не пойти навстречу нужному человеку? Поискал, поискал ему квартирку на стороне... Свою уступил. Два месяца - не два года.

Махонина. Выходит, он вас как бы стеснил?

Полудушкин. Почему именно стеснил? Зато я теперь с телефоном. В момент поставили. Я монтерам десятку подбросил, так они мне еще две добавочные розетки поставили и рыжий польский аппарат принесли.

Махонина. Красиво!

Полудушкин. Большой дефицит. Так что имею теперь связь со всеми точками.

Махонина. Солома уезжает?

Полудушкин. Уезжает. Я ему на третье число достал. Спальный вагон. В Харьков едет. Вот я и жду. А дела меня ждут...

Махонина (вздохнув). Пал Палыч этому Соломе для работы все условия создал. Буквально все.

Полудушкин. Ясное дело. Ученый человек приехал, надо его в соответствующие условия определить, чтобы голова работала.

Махонина. Пал Палычу нужны хорошие помощники. Ой как нужны!

Появляется Махонин в синем спортивном тренировочном костюме. Полудушкин поднимается ему навстречу.

Махонин. Билет достал?

Полудушкин. Все в порядке. (Отдает билет.)

Махонин уходит в кабинет, где его ожидает Солома.

Махонин (подает ему чашку кофе). Пожалуйста. Итак, вы считаете, что у нас все в порядке. Можно рассылать?

Солома. Можно рассылать. Вот только...

Махонин. Что?

Солома. Видите ли, Пал Палыч... Мы написали для вас диссертацию. Но это еще не все! Это пока еще - полдела. Мы с полной ответственностью подводим соискателя к защите, ну, а там уже он сам должен свой ум и разум приложить - организовать режим продавливания.

Махонин. То есть?

Солома. Я имею в виду саму организацию защиты - внешние отзывы, официальные оппоненты и прочее, и тому подобное. Включая публикацию автореферата. Безусловно, должен вас предупредить, немаловажное значение имеет и сама подача материала в процессе защиты. На аудиторию производит впечатление внешний вид соискателя, его манера держаться, дикция, интонация... Словом, важно общее впечатление. Это чисто психологический фактор, но сбрасывать его со счета не рекомендуется. Ну, об этом поговорим несколько позже. Оппоненты у вас определены?

Махонин. Да, конечно! Профессор Бабуля дал согласие и даже сам мне одного покладистого человека рекомендовал. Доктор наук Потусторонний обещал подумать и дать отзыв. Я уже его племянницу к себе на работу лаборанткой устроил. Так что думаю, что все в порядке... Можно рассылать?

Солома. Можно рассылать... Вот только...

Махонин. Что?

Солома. Да нет, ничего. Как говорится - дело сделано, пора и домой!

Махонин. Кстати, вот, пожалуйста, билет. Спальный вагон.

Солома. Кстати, Пал Палыч, вам спасибо за комфорт, за соцбытусловия...

Махонин. Ну что вы... Значит, можно рассылать?

Солома. Можно рассылать... Вот только...

Махонин. Что?

Солома. Видите ли, Пал Палыч... К этому вопросу не хотелось бы подходить однозначно. Вы же знаете, я работаю не один, у нас целая творческая корпорация... На счету этой корпорации достаточное количество подготовленных ею кандидатов и докторов наук... Наш первый и основной принцип - чистое сливочное масло, безо всяких суррогатов... И вот это сливочное масло у вас на столе. Казалось бы... можно намазывать его на хлеб, но...

Махонин. Что "но"!

Солома. Вы извините меня, Пал Палыч, за откровенность... Корпорация считает, что в данном конкретном случае она переработала в какой-то мере и что прежние условия должны быть несколько изменены... К сожалению...

Махонин. Как изменены?

Солома. В пределах разумного. Вы обратили внимание, например, что мы из простых научных отчетов сделали? Как их препарировали? Как изложили?

Махонин. Не понимаю.

Солома. Я вас понимаю.

Махонин. Мне бы все-таки хотелось, чтобы мы с вами...

Солома. Мне бы тоже этого хотелось, Пал Палыч, но я не один... И не все вопросы я могу решать самолично... У нас внутри тоже есть свои пригорки и бугорки... Есть более меркантильные люди, есть менее... Но...

Махонин. Но что?

Солома. Видите ли, Пал Палыч... Не хотелось мне... Существуют различные степени подготовленности кандидатов... В данном конкретном случае мы были на голом месте. Простите, я все сказал!

Махонин. Вы, вероятно, забываете, мой друг что я...

Солома. Что вы?!. Вы знаете, Пал Палыч, отчего пал Рим? Отчего в свое время пала Византия?

Махонин. Не знаю!

Солома. От излишеств... От огромного количества никому не нужных предметов роскоши... От них надо избавляться, и по возможности легко. Вы читали у шведов, чему учат уроки истории?

Махонин. Я не читаю шведов!

Солома. Уроки истории учат, что люди не обращают внимания на уроки истории... Учтите, Пал Палыч, мы ведь тоже не каждого, не всякого... У нас тоже конкурс... Из семи рекомендованных одну кандидатуру берем. Нам ведь важно, чтобы человек был вроде вас, надежный, с перспективой... А как же?! Вы идете вперед, мы стоим на месте... У вас впереди будущее, у нас настоящее...

Махонин (кладет диссертацию в ящик письменного стола). Хорошо... Если в пределах разумного... Может быть, перекусите у нас?

Солома. Нет, благодарю. Мне еще нужно забежать в библиотеку, сдать кое-какие фолианты.

Махонин. Товарищ Солома, можете вы мне ответить на один вопрос? Только откровенно...

Солома. Если смогу.

Махонин. Скажите, почему вы сами до сих пор без степени?.. С вашей эрудицией, при вашем таланте... Вы бы могли организовать это в два счета.

Солома. Если честно, Пал Палыч?

Махонин. Честно!

Солома. А зачем мне эта самая степень? Вам, в вашем положений, эта степень, так сказать, открывает заманчивые дали, голубые горизонты. А мне? Ну, прибавят мне к зарплате несколько десяток, а так, если хотите знать, я получаю моральное удовлетворение... Мы цементируем общество...

Махонин провожает Солому. Возвращается.

Махонина. Ну?

Махонин (с удовлетворением). Умный малый. Головастый мужик.

Махонина (с тревогой). Он тебе помог, Паша? Проконсультировал твою работу? Ты доволен?

Махонин. Еще как! Ты даже не представляешь, как помог! У меня, сама понимаешь, абсолютно нет никакого времени цитаты сверять. А он все вычитал, все сверил, все проверил. Кое-какие чертежи и схемы вычертил. Автореферат отредактировал. Ну и я в долгу не остался. Теперь за все надо платить.

Махонина (осторожно). Паша, ты не зря все это затеял?

Махонин (настороженно). То есть?

Махонина. Зачем тебе это? Зачем? Ходил бы в кандидатах. Чем плохо?

Махонин. Раиса! Что ты говоришь? "Ходил бы в кандидатах"! Возможности нельзя держать про запас. Если ими не воспользоваться, они уходят безвозвратно. К чертовой матери! Двадцать пять лет я уже в этих кандидатах хожу. Двадцать пять лет! Четверть века! А ведь мне, слава богу, уже за пятьдесят. Защищу докторскую, глядишь, и в членкоры со временем выбьюсь... А кандидату туда дороги нет! Красный свет - кандидату!

Махонина (с испугом). Паша, ты и в академию метишь?

Махонин. А чего вы испугались, Раиса Марковна? Уж если мы в академию пойдем, так это уже посмертно... Тьфу! - я хотел сказать пожизненно! По гроб жизни, пока концы не отдашь!

Махонина. Жаль мне тебя, Паша! Жаль! Сколько у тебя на это нервов уходит. А сколько завистников кругом... Вчера на приеме Айяйяйкина подходит: "Слухами земля полнится. Говорят, ваш докторскую защищать собирается?" Да, отвечаю, собирается. А она: "Когда он только успевает? Он же у вас такой перегруженный!" Успевает, говорю, успевает. По ночам работает. Без выходных. Без отпуска. "Ну, что ж, отвечает, дай бог, дай бог! Желаем успеха!" Чокнулась рюмкой и пошла...

Махонин. А зачем ты с ней разговариваешь?! Пусть спасибо скажет, что ее мужа в новом составе нашего ученого совета оставили. На волоске ведь висел со своей принципиальностью... Кабы не я...

Махонина. А гусей лучше не дразнить, Паша! Лучше не дразнить!

Махонин (рассердившись). Раиса! Чего это ты в брюки вырядилась? Не идут они тебе с твоей... фигурой. Ну, ладно Викторина с Альбиной - им не втолкуешь, но ты-то?

Махонина. Вот дурак! Ну дурак! Отставший ты человек, Паша! Хотя и ответственный работник. Несовременный. Брюки ему мои не понравились! Это джинсы бразильские. Фирма! Смотри... Что ты понимаешь в этом? Это модно. Это практично. Все так ходят. Чем я хуже любой министерши? Чем я хуже киноактрисы?

Махонин. Да ты не хуже, а может быть, даже лучше! Но знаешь ведь, не люблю, когда женщина в брюки одевается. А парик зачем? Не к лицу тебе голубой парик! Не идет! Ты в нем, как в папахе! (Стягивает с головы жены парик.)

Махонина (в ярости). Ну чего ты привязался в самом-то деле! Брюки ему не носи, парик не надевай! Не мужское это занятие в бабьи дела свой нос совать! Я же тебя не спрашиваю, чего ты вырядился в спортивный костюм.

Махонин. То есть?

Махонина. Не идет он к твоей фигуре! Чего ты в спортивный костюм влез? Тоже мне "мастер спорта" по подъему тяжестей. Три раза по сто грамм - и в постель...

Махонин. Не груби мне, Раиса! Не груби! (Уходит.)

Махонина садится. Звонок в передней. После паузы появляется Альбина.

Махонина (про себя). Вот несовременный человек... Вот несовременный человек...

Альбина. Раиса Марковна! Я не вовремя?

Махонина. Нет, нет, Альбиночка! У меня просто настроение немножечко испортилось.

Альбина. Что-нибудь случилось?

Махонина. Да нет, ничего особенного. Повздорили мы тут немного по семейным обстоятельствам. Альбиночка! Вас давно у нас не было! Уж вы не поссорились ли с Викториной?

Альбина. Что вы, Раиса Марковна! Разве это на нас похоже? Просто я совершенно замоталась со своими личными делами. Я ведь замуж вышла.

Махонина. Иди ты! А мы ничего не знаем. Когда же это? Когда?

Альбина. Вчера. Собственно говоря, я еще фактически не вышла, но дала согласие. Даже Вике сообщить не успела. Вот забежала, чтобы лично...

Махонина. За кого, за кого же вы выходите? Кого осчастливили?

Альбина (нерешительно). Одного... моего бывшего студента. Он, правда, моложе меня на пять лет, но это незаметно, потому что он... загорелый. Островитянин.

Махонина. Кто это?

Альбина. Он островитянин.

Махонина (оторопев). За кого вы вышли? Я что-то не поняла!

Альбина. За одного иностранца. Очень симпатичный молодой человек. С европейским образованием. Хорошо говорит по-русски. Ухаживает за мной больше года. Я из-за него и с работы уволилась. После свадьбы поеду знакомиться с его родителями. На острова.

Махонина (обретая дар речи). Что же вы, Альбиночка, с нашей Викториной не посоветовались? Всегда советуетесь, а тут... Она же вас так любит. Она бы вам что-нибудь подсказала.

Альбина. Не говорите, Раиса Марковна! Так все стремительно получилось... (Протягивает фотографию.)

Махонина. Да. Я вижу, теперь уже поздно советовать. (Рассматривает фотографию.) А ничего, ничего... Я-то вообще считаю, что лучше за своих выходить. Ничего, ничего! А посоветоваться с Викториной никогда не мешает. Может, она что и подскажет на будущее. За вами одно время ухаживал этот... кажется, Валерий?

Альбина. Дипломат! (Грустным голосом). Пустой номер, Раиса Марковна! Ухаживал, ухаживал, а за границу без меня уехал. И не пишет даже. Разочаровался. Вообще мне, Раиса Марковна, катастрофически не везет. И все, знаете ли, началось опять со встречи Нового года. Меня уверили, что нынешний год будет по какому-то гороскопному календарю годом Тигра и что встречать его нужно обязательно в полосатом. Я по знакомству с большим трудом достала себе на один вечер полосатый брючный костюм и в таком виде, как зебра, явилась на встречу Нового года. А меня, оказывается, просто разыграли. Все были одеты в желтое, потому что нынешний год - год Канарейки. Вот и выхожу теперь замуж не за дипломата, а за островитянина. И с работы уволилась. И вообще... не везет.

Звонок в передней.

Махонина. Это - Викторина. Она умная... Она подскажет...

Появляются Викторина и Просов. В руках у Просова две бутылки шампанского.

Викторина. Привет. Куда ты пропала? Не звонишь, не заходишь! Здравствуй! (Целует Альбину.) Очень кстати, что ты здесь! (Просову.) Юра, ставь на стол шампанское! Мама! Где у нас чешские фужеры?

Махонина (растерянно). Где фужеры? В серванте фужеры!

Викторина (бросается к серванту. Достает фужеры). Отец дома?

Махонина. Отец дома.

Викторина. Один?

Махонина. Один. Что, собственно, случилось? По какому поводу?

Викторина. Сейчас все узнаете. (Зовет.) Папа! Папа! Отец!

Махонин (появляясь). Я здесь! Кто меня зовет?

Викторина. Я зову. Твоя дочь Викторина. Сюда! Срочно!

Махонин. Пожар, что ли? В чем дело? Здравствуй, Юрий Сергеевич. Что произошло? В честь чего?

Викторина (командует). Юра! Открывай бутылки! Разливай по бокалам!

Просов исполняет приказание.

А теперь пусть каждый возьмет по бокалу. Мама, бери бокал! Альбина, ты - тоже! Тебе нужно особое приглашение? Папа, это тебе!

Все стоят с бокалами в руках.

Юра! Начинай! Только торжественно.

Просов (собравшись с духом, он тоже явно волнуется). Дорогой Павел Павлович!

Махонин. Чего?

Просов. Дорогая Раиса Марковна!

Махонина. Да?!

Просов. Не скрою, волнуюсь... Дело в том, что ваша дочь, Викторина Павловна... Одним словом, Вика дала согласив стать моей законной женой. Супругой. Я обещаю вам никогда ничем вас не огорчать, а Вику, вашу дочь, я обязуюсь любить до конца моих дней. И я сделаю все, чтобы она была счастлива. Клянусь! Мы любим друг друга. Прошу у вас ее руки!

Викторина. Сердце я ему уже отдала!

Махонина. Иди ты!

Викторина (весело). А теперь все должны за нас выпить. И до дна, пожалуйста! Папа! Приди в себя! Чокнись с зятем! Мама! Все отлично. Юра прекрасный человек, и я его люблю!

Махонин (приходит в себя). Ну что ж... В конце концов это должно было случиться...

Викторина. Жить мы будем у Юры. У него двухкомнатная кооперативная квартира в ЖСК "Вечное перышко". Отец! Я обещала тебе в ближайшее время сделать тебя дедом, а маму бабушкой. Готовьтесь! Внуки не за горами.

Махонина. О боже! Викторина...

Викторина. Не так ли ты выходила замуж за папу? Ты мне сама рассказывала, как это было.

Махонина (улыбаясь сквозь слезы). Время другое было. Другое время.

Альбина (явно завидуя подруге). Викторина! Поздравляю тебя! (Просову.) И вас тоже поздравляю. Желаю вам счастья!

Чокаются. Пьют. В передней звонок. Викторина выбегает.
Возвращается несколько смущенная.

Махонина. Кто там пришел?

Викторина (не сразу). Альбина! Там какой-то... иностранец... Спрашивает тебя. Говорит, что ждет в скверике уже больше часа, а ему некогда, у него самолет улетает. В Лондон.

Альбина (всплеснув руками). Ой! Товарищи! Совсем про него забыла! Это же - Джозеф-Осага-Огот-Боас! Мой будущий муж!

Пауза.

Махонин (захмелев, кричит). Давай их всех сюда! Гулять так гулять!

Занавес


Еще пьесы


Все материалы, размещенные на сайте предоставлены пользователям исключительно в ознакомительных целях. Авторские права принадлежат их правообдадателям. Сообщить о нарушении администрации сайта.
–ейтинг@Mail.ru