Дорогой мальчик (Комедия-памфлет)

Картина третья

Загородная вилла. В небольшом уютном холле, из которого на второй этаж ведет деревянная лестница, у камина в креслах сидят Мак-Доннел и Жаклин. Откуда-то тихо звучит музыка.

Мак-Доннел (закуривая сигару). Итак, Жаклин! Завтра, не позже одиннадцати часов утра, вы соединяетесь с Сан-Франциско по тому телефону, который у вас записан, вызываете мистера Гонзалеса и, убедившись в том, что отвечает именно он, а не кто-нибудь другой, говорите ему следующее. Нет, вы лучше запишите, чтобы ничего не напутать.

Жаклин. Диктуйте. Я записываю.

Мак-Доннел. Пишите: "Сообщите фирме "Три Р" о нашей готовности удовлетворить их заказ. Гарантия: пятьсот тысяч при соблюдении условий поставщиков". Записали? Повторите, пожалуйста!

Жаклин (повторяет). "Сообщите фирме "Три Р" о нашей готовности удовлетворить их заказ. Гарантия: пятьсот тысяч при соблюдении условий поставщиков".

Мак-Доннел. От себя ничего не добавляйте. Попрощайтесь и повесьте трубку. Звонить лучше из любого бара. И не позже одиннадцати часов утра. Гонзалес ждет этого звонка. Вы ведь хорошо знаете его манеру говорить по телефону? Сначала он раз пять продует трубку, а потом прохрипит какое-нибудь ругательство на своем португальском языке. Только услышав все это, начинайте с ним разговор.

На площадке лестницы в сопровождении своих похитителей появляется Жора Тимохин. Они спускаются в холл, где им навстречу поднимаются Мак-Доннел и Жаклин.

(Радушно.) А вот и наш дорогой мальчик! Билл! Френк! Надеюсь, малыш на нас не очень сердит? Мы подобрали самый просторный чемодан и проделали в нем достаточно дырок для того, чтобы можно было дышать. Надеюсь, вы не заперли его в багажник, а положили на сиденье? А этот газ совершенно безвреден, малыш! Врачи усыпляют им даже грудных детей.

Жора полностью пришел в себя и теперь с интересом осматривается в новой обстановке, не проявляя при этом никакого волнения. Мак-Доннел пододвигает ему кресло и продолжает говорить.

Я полагаю, что нашему гостю следует подкрепиться после столь необычного путешествия. Принесите что-нибудь повкуснее из холодильника. Только, пожалуйста, по ошибке не откройте банку с "фаршированными костями". Я купил их для Дугласа. (Жоре.) Мой пес обожает эти консервы. Что вы будете пить? Чай? Кофе?

Жора (спокойно ). Я бы, если можно, выпил стакан молока. Или кефира.

Мак-Доннел. Вы слышали, Жаклин? Ну что ж, у нас есть и этот напиток. Мы ждем вас, Жаклин! А вы, друзья, можете подкрепиться чем-нибудь покрепче!

Жаклин выходит.

Билл. Мы обделали это дело, шеф, быстрее, чем думали. Мы не стали дожидаться тех, новеньких, которых нам назначили в подмогу. Наша машина возле отеля могла вызвать подозрение.

Френк. Тем более мой вид в той форме, которую я одолжил у швейцара. Парень оказался свойским и взял с меня за прокат своего мундира и фуражки всего пятьдесят долларов.

Билл. Мы как вошли, так и вышли из отеля с этим здоровенным чемоданом.

Френк. Нам здорово повезло. Никто не обратил на нас никакого внимания - в вестибюле было полно туристов.

Билл. Можно было на ходу прихватить еще парочку чемоданов, и никто бы не заметил.

Мак-Доннел (строго). Этого еще не хватало! Запомните раз и навсегда: наша контора играет крупно, а не по мелочам!

Френк (наливая себе виски). Он пошутил, шеф!

Мак-Доннел (обращаясь к Жоре). Очевидно, мой юный друг уже понял свое положение в нашем обществе?

Жора. Я понял. Меня украли.

Мак-Доннел. Это мне нравится! (Смеется.) Честное слово, я не предполагал, что наша встреча будет столь дружеской. Поверь мне, дружище, мы не желаем тебе ничего плохого. Более того, ты будешь у нас жить в лучших условиях, чем в том вонючем имении, куда тебя решили упрятать подальше от нас. Мы могли бы тебе дать возможность повидаться с тетушкой, с которой ты даже не знаком, но потом, посоветовавшись, решили, что лучше перехватить тебя в пути. Во-первых, путь из отеля сюда, в этот уютный загородный дом, намного ближе, чем из отдаленного имения. А если учитывать, что проделать его пришлось бы опять же в чемодане, то это было бы много утомительнее. А во-вторых, действие усыпляющего газа рассчитано не более чем на час: врачи применяют его в случае легких краткосрочных операций. А путь от имения сюда занял бы не менее пяти часов. Ты не чувствуешь легкого головокружения?

Жора (спокойно). Нет. Спасибо. Я хорошо себя чувствую.

Мак-Доннел. Мой долг раскрыть перед тобой карты: мы действительно тебя похитили, но ты пробудешь у нас лишь столько времени, сколько потребуется твоему щедрому отцу на то, чтобы оплатить счет, который мы ему предъявим.

Жора. Полмиллиона долларов?

Мак-Доннел (с удивлением). Ты знаешь свою цену?

Жора. Если только на одну рекламу каких-то "фаршированных костей" фирма истратила более миллиона, то пятьсот тысяч за единственного сына это не так уж много!

Появляется Жаклин с подносом, на котором стоит еда.

Мак-Доннел (восторженно). Жаклин! Мы имеем дело с настоящим маленьким бизнесменом! Он сам оценил себя в полмиллиона долларов! Ни цента меньше! Как вам это нравится, господа! (Обращается к Жоре.) Вот молоко и сандвичи! Прошу! (Пододвигает Жоре поднос.)

Жора наливает себе стакан молока. Пьет. Ест. Осматривается.

Твой отец будет завтра не позже конца дня уведомлен о твоем здоровье, а также о возможности вновь заключить тебя в свои родительские объятия. Ему будет выдана гарантия, что наша контора на повторение подобных операций никогда не идет. То, что взято, - взято, то, что возвращено, - возвращено. Мы - джентльмены. И держим свое слово.

Жора. А если он вдруг откажется заплатить?

Мак-Доннел (удивленно). Но ты же только что сказал, что за единственного наследника это не слишком высокая цена, если на какие-то "фаршированные кости"...

Жора. Я имею в виду, что он, может быть, захочет обратиться в полицию.

Мак-Доннел. Мы найдем способ соединить вас по телефону, и ты посоветуешь ему быть более благоразумным. Обращение в полицию может только осложнить наши взаимоотношения. Этого не стоит делать.

Звонок телефона.

Жора (настойчиво). Ну, а если все-таки Ричард Роб-Ронсон пожалуется самому президенту? Что тогда? Кому-нибудь попадет?

Мак-Доннел. Хорошо. Допустим. У нас демократия, и я не исключаю возможности, что такая беседа может состояться.

Жора. Ну, и что скажет президент?

Мак-Доннел (не сразу). Мне трудно предугадать ход его мыслей, но я бы на месте нашего президента сказал: "Уважаемый сэр! Что такое один украденный мальчик, за которого требуют выкуп, по сравнению с сотнями убитых американских мальчиков в Индокитае, которых ни за какие деньги нельзя вернуть их родителям! Идите и не морочьте мне голову вашим сыночком! Если он вам нужен, платите! В нашей стране за все надо платить!" Вот что бы я сказал на месте президента Соединенных Штатов Америки президенту фирмы по производству собачьих консервов!

Жора. Правильно. А я бы еще и добавил.

Мак-Доннел. Что именно?

Жора. Что в стране, где убивают даже самих президентов, не может быть настоящего порядка. Так что нечего жаловаться. А за сына надо платить.

Мак-Доннел. Вы слышали, господа, как мыслит наш юный друг? На нашем счету двадцать семь похищенных детей - мальчиков и девочек в возрасте от пяти до пятнадцати лет, и ни один из них не мыслил так широко. Одни из них кусались и царапались, другие - тряслись от страха, третьи - плакали, ломали наши игрушки и отказывались принимать пищу, а ни один из них не вел себя так выдержанно и благоразумно, как этот (показывает на Жору) - двадцать восьмой!

Слышен шум подъехавшей к дому автомашины. В дверь звонят. Френк открывает дверь. Появляются Рауль и Томми. Они с победоносным видом втаскивают большой черный чемодан. Мак-Доннел молча поднимается им навстречу. Рауль быстро раскрывает чемодан, и оттуда вываливается Джордж. Руки у него связаны, во рту кляп. Он испуганно вращает глазами, но, неожиданно увидев Жору, успокаивается. Большая пауза.

(С грозным жестом.) Что это значит? Кто это?

Томми. Это - мальчик, шеф! Мы взяли его прямо в номере.

Рауль. Баллон с газом не сработал, пришлось применить силу.

Томми. Он не хотел лезть в чемодан.

Рауль. Он ударил Томми.

Мак-Доннел (разъяренным шепотом). Кто это? Где вы его подобрали? Где?

Томми. Отель "Империал". Двадцать пятый этаж. Номер две тысячи двадцать семь. Все точно, шеф! Все по плану!

Пауза.

Мак-Доннел (вытирая лоб ладонью). Развяжите его. Выньте кляп.

Джорджа освобождают.

(Джорджу.) Кто ты такой? Как тебя зовут?

Джордж. Джордж Роб-Ронсон.

Мак-Доннел (смотрит на Жору, не сразу). А твое имя?

Жора. Жора Тимохин.

Мак-Доннел (не поняв). Что такое "Жора"? Что такое "Тимохин"? Я спрашиваю, как тебя зовут?

Жора (спокойно). Фамилия моя - Тимохин. Имя - Георгий. А вообще зовут Жорой.

Мак-Доннел. Билл! Френк! Где вы его взяли?

Билл (робея). Отель "Империал"...

Френк. Номер две тысячи двадцать седьмой. На двадцать пятом этаже.

Мак-Доннел (обращается к Жоре). Кто ты такой?

Жора (с достоинством). Я - гражданин Советского Союза! А он (показывает на Джорджа) - гражданин Соединенных Штатов Америки.

Молчание.

Занавес


Еще пьесы


Все материалы, размещенные на сайте предоставлены пользователям исключительно в ознакомительных целях. Авторские права принадлежат их правообдадателям. Сообщить о нарушении администрации сайта.
–ейтинг@Mail.ru