Дорогой мальчик (Комедия-памфлет)

Картина вторая

Помещение представительства международной авиакомпании. Приемная и кабинет мистера Эрлайна. На стенах красочные рекламные плакаты. Секретарша Джой говорит с кем-то по телефону. Мистер Эрлайн в своем кабинете тоже говорит по телефону.

Джой (в приемной). К сожалению, мистер Эрлайн сейчас очень занят. Благодарю вас, я непременно передам ваше приглашение мистеру Эрлайну... Да! Мистер Эрлайн не сможет быть на коктейле в посольстве Нигерии... Да! Нет, наш самолет вылетел по расписанию...

Эрлайн (в кабинете, продолжает беседу по телефону). Этот негодяй оценил жизнь своей престарелой матушки в пятьдесят тысяч долларов, застраховал ее на эту сумму, купил ей билет на самолет нашей компании и засунул в багаж старушки бомбу замедленного действия. Мы были предупреждены за полчаса до вылета, бомба была изъята из чемодана, самолет не взорвался, но в печать уже проникли подробности. А теперь еще эта история с русским мальчишкой! Черт его знает, куда он делся! Никогда нельзя знать, что на уме у русских! И все это, вместе взятое, отражается на репутации нашей компании! Что? Нет, Вилли, я не могу принять такое приглашение. Сегодня я обедаю с комиссаром полиции Сэком. А сейчас мне предстоит встреча с представителем Советского консульства. Не завидуешь? Да, беседа не предвещает ничего приятного. Хорошо, я буду ждать твоего звонка.

В приемную входит Кондрашин. Секретарша поднимается ему навстречу.

Джой (любезно улыбаясь). Господин Кондрашин? Мистер Эрлайн ждет вас. Прошу! (Берет из рук Кондрашина шляпу. Открывает перед ним дверь в кабинет.)

Эрлайн выходит из-за стола.

Эрлайн (радушно). Господин Кондрашин, я имею удовольствие познакомиться с вами на приеме в честь открытия недавней Выставки советской книги! Какие чудесные издания, не правда ли? Особенно книги для детей и по древнему искусству! Вы научились печатать книги. Я был просто потрясен.

Кондрашин (сдержанно). Да, мы знакомы.

Эрлайн. Мне доставляет огорчение повод, по которому мы с вами сегодня встречаемся.

Кондрашин. Не скрою, мне тоже.

Садятся в кресла. Эрлайн предлагает Кондрашину выпить, угощает его. Кондрашин отодвигает бокал.

Эрлайн. Я готов выслушать все ваши претензии и сделать все от меня зависящее.

Кондрашин. Консульство СССР обеспокоено исчезновением советского подданного, двенадцатилетнего Георгия Тимохина, который летел вашим рейсовым самолетом и пропал по прибытии в этот город.

Эрлайн. Мальчик действительно летел самолетом нашей компании. В списках он значился под номером пятьдесят семь. К сожалению, рейс был прерван по не зависящим от компании причинам.

Кондрашин. Пассажир, который числился у вас за номером пятьдесят семь, исчез.

Эрлайн. В случае непредвиденной задержки самолета авиакомпания обеспечивает пассажиров питанием и ночлегом в комфортабельном отеле компании. Но мы не можем отвечать за пассажира, который мог покинуть отель и не вернуться в него. Согласитесь со мной!

Кондрашин. Вы имели дело с ребенком. Я повторяю: мальчику двенадцать лет. Он несовершеннолетний.

Эрлайн. Он был доставлен в отель на автобусе вместе со всеми пассажирами, ему предоставили номер с удобствами, проводили в этот номер, накормили ужином и сообщили, что утром за ним зайдут. Утром его уже не было. Постель осталась нераскрыта. Он не завтракал. Видимо, и не ночевал. Нам очень жаль, но мы не могли из-за одного пассажира задерживать рейс. Мы заявили в полицию.

Кондрашин. Вы должны были своевременно сообщить в Советское консульство о том, что на борту вашего самолета, который вынужденно прерывает рейс, летит советский ребенок. В этом случае наше консульство нашло бы возможность встретить Тимохина в аэропорту и представить ему ночлег по своему усмотрению. Вы этого не сделали. Таким образом, вся ответственность за его безопасность ложится на авиакомпанию. Я уполномочен от имени Консульства Советского Союза в вашей стране официально заявить протест и потребовать принятия срочных мер по розыску пропавшего мальчика.

Эрлайн. Мы принимаем к сведению ваше заявление и сделаем все возможное.

Кондрашин. Нам стало также известно, что авиакомпания поддерживает версию, будто один из служащих отеля, по имени Чарли, видел мальчика выходящим из ночного бара, где он якобы сидел за стойкой и что-то пил. Это исключено! Советский мальчик не рискнет зайти один в ночной бар и тем более что-то пить за стойкой.

Эрлайн. Может быть, он зашел не один? Может быть, он пил джус? Знаем ли мы наших детей?

Кондрашин. Мы знаем.

Эрлайн. Эту версию, в конце концов, можно опровергнуть, опросив служащих отеля. Полиция этим, вероятно, займется.

Кондрашин. Ребенок должен быть найден.

Эрлайн. Я ничего другого не желаю. Поверьте мне, господин Кондрашин! Может быть, мы действительно допустили оплошность, не сообщив Консульству СССР, что на борту самолета, среди пассажиров, летит советский ребенок.

Кондрашин. Разрешите откланяться! (Поднимается.)

Эрлайн (провожая до двери). Будем надеяться, что мальчик найдется. Скорее всего, это детская шалость. Я уверен, что все будет о'кей!

Кондрашин (в дверях). Гуд бай, мистер Эрлайн! Желаю успеха!

Джой, улыбаясь, подает Кондрашину шляпу, дарит сувенир - маленькую модель самолета. Кондрашин, поклонившись, уходит.

Эрлайн. Джой! Соедините меня с комиссаром полиции Сэком!

Джой. Сейчас, мистер Эрлайн! (Набирает номер телефона.)

Эрлайн проходит в свой кабинет, опускается в кресло. Задумывается. (Дозвонившись.) Комиссар Сэк? Соединяю вас с мистером Эрлайном!

Эрлайн (снимает трубку). Сэк, это вы? Да, у меня к вам срочное дело. Я хотел пригласить вас на обед. Нет, лучше в "Гранд-отель". Я уже заказал столик.


Еще пьесы


Все материалы, размещенные на сайте предоставлены пользователям исключительно в ознакомительных целях. Авторские права принадлежат их правообдадателям. Сообщить о нарушении администрации сайта.
–ейтинг@Mail.ru