Золотая дева
(Из карело-финского народного эпоса «Калевала»)

Безутешный Ильмаринен
Горько плачет вечерами.
По ночам не спит, а плачет,
Белым днем не ест, а плачет.
Жалуется ранним утром,
На закате причитает.

Нет его супруги юной,
Спит красивая в могиле.
Позабыл он свой тяжелый
Молот с медной рукоятью.
Кузница его умолкла
Не на день - на целый месяц.

Вот идет второй и третий,
Настает четвертый месяц.

Встал могучий Ильмаринен,
Золота достал из моря,
Серебра - со дна морского,
Съездил в лес тридцатикратно,
Множество свалил деревьев
И пожег стволы на угли.

Славный мастер Ильмаринен
Золото бросает в пламя,
На огне расплавил слиток
Серебра величиною
С зимовалого зайчонка
Иль осеннего барашка.

Рукавиц не надевая,
Не прикрыв от жара плечи,
Он в огне мешает угли,
Раздувает мех могучий,
Чтобы сделать золотую
И серебряную деву.

Дунул раз, качнул еще раз,
А на третий наклонился
Посмотреть на дно горнила,
Чтó из пламени выходит,
Чтó таится в огневище.

Из огня овца выходит,
Выбегает из горнила.
Треть руна ее из меди,
Треть из серебра литого,
Треть, как солнце, золотая.

Все любуются овечкой.
Недоволен Ильмаринен.
Он сказал такое слово:

- Волку надобна овечка,
Ильмаринену - подруга,
Златокудрая, как солнце,
Среброликая, как месяц.

Он овцу бросает в пламя,
Золота кладет в придачу,
Серебра кладет вдобавок,
В пламени мешает уголь,
Раздувает мех могучий,
Чтобы сделать золотую
И серебряную деву.

Дунул раз, качнул еще раз,
А на третий наклонился
Посмотреть на дно горнила,
Чтó из пламени выходит,
Чтó таится в огневище.

Конь из пламени выходит,
Выбегает жеребенок.
Блещет грива золотая,
Серебром сверкает шея,
А копыта - красной медью.

Хвалят люди жеребенка.
Недоволен Ильмаринен.
Он сказал такое слово:

- Волку нужен жеребенок.
Ильмаринену - подруга,
Златокудрая, как солнце,
Среброликая, как месяц.

Он коня в огонь бросает,
Золота кладет в придачу,
Серебра кладет вдобавок,
В пламени мешает уголь,
Мех кузнечный раздувает,
Чтобы сделать золотую
И серебряную деву.

Дунул раз, качнул еще раз,
А на третий наклонился
Посмотреть на дно горнила, -
Чтó из пламени выходит,
Чтó таится в огневище.

Из огня выходит дева,
Среброликая, как месяц,
С волосами золотыми,
Заплетенными в косички,
И с красивым, стройным станом.

Задрожал народ от страха,
Но не дрогнул Ильмаринен.
Он берется за работу,
Он кует свое изделье.
Ночь кует без передышки,
День кует без остановки.
Ноги девушке он сделал,
Сделал ноги, сделал руки,

Но ходить не могут ноги,
Обнимать не могут руки.
Сделал уши Ильмаринен,
Но не могут слышать уши.
Сделал он уста на славу,
Чудные уста и очи,
Но уста молчат, не дышат,
Но в глазах не видно ласки.

И промолвил Ильмаринен:
- Славная была бы дева,
Если бы заговорила,
Кабы дать ей ум и голос!

Он понес свою невесту
На пуховые подушки,
Под шелковые покровы,
Под цветной широкий полог.

Славный мастер Ильмаринен
Натопил пожарче баню,
Вовремя запасся мылом
И водой наполнил кадки
Да связал зеленый веник,
Чтобы пуночка купалась,
Подорожничек помылся,
Смыл серебряную накипь,
Накипь золота и меди.
Сам он выкупался тоже,
Всласть попарился, помылся
И улегся с девой рядом
На пуховые подушки,
Под цветной широкий полог.

В этот вечер Ильмаринен
Приготовил одеяла,
Две иль три медвежьих шкуры,
Шесть платков из мягкой шерсти,
Чтобы спать с женою рядом,
С золотой своей супругой.

У него был этой ночью
Бок один теплей другого.
Бок, укрытый одеялом,
И платками шерстяными,
И густым медвежьим мехом,
Хорошо нагрелся за ночь.
Но зато другой, который
Прикасался к золотому
И серебряному телу, -
Белым инеем покрылся,
Толстой коркой ледяною,
Стал холодным, точно камень.

И промолвил Ильмаринен:
- Не жена мне эта дева.
В Вейнеле ее свезу я
Вейнемейнену в подруги.

В Вейнеле отвез он деву
И, вручая свой подарок,
Говорил такие речи:

- Слушай, старый Вейнемейнен,
Я привез тебе подругу.
Хороша она собою,
А мешать тебе не будет,
Потому что не болтлива.

Старый, вещий Вейнемейнен
Взглядом девушку окинул
И сказал такое слово:

- Для чего привез ко мне ты
Это чудо золотое? -
Отвечает Ильмаринен:
- Угодить тебе хотел я
И привез тебе в подарок
Среброликую супругу
С золотыми волосами.

И промолвил Вейнемейнен:
- Ах, кузнец, мой братец младший,
Растопи ты эту куклу,
Наготовь изделий разных.
А не то свези к соседям
Или в дальний край немецкий.
Много там людей богатых
На нее польститься может.

Непристойно в нашем роде,
Мне подавно не пристало
Брать невесту золотую,
На серебряной жениться!

Заповедал Вейнемейнен,
Завешал Сувантолайнен
Внукам, правнукам растущим,
Многочисленным потомкам,
Людям будущего века:
Золоту не поклоняться,
Серебру не быть слугою.

Он сказал такое слово:
- Бедные сыны и внуки,
Удальцы времен грядущих,
Будет ли у вас достаток,
Иль совсем его не будет -
До тех пор, пока сияет
В небе месяц златорогий,
Пуще смерти берегитесь
Брать в подруги золотую
И серебряную деву.
Сердца золото не греет,
Серебро морозом дышит.