Меценату

24. Ода
Перевод В. Е. Гаккель-Аренс

Ты, милостью которого некогда жил Гораций, кому жизнь без покоя, без удобств, без вина, без обладания возлюбленной не была бы жизнью, ты, живущий сейчас милостью Горация, ты, кому жить без славы в памяти потомства горше, чем быть ему вовсе неизвестным; ты, о Меценат, оставил нам свое имя, которое присваивают себе богатые и могущественные и которым одаривают их голодные писаки; но оставил ли ты нам, кроме своего имени, хоть что-нибудь?

Кто в наши железные дни, здесь, в стране, обитателями которой все еще остаются древние варвары, кто таит в себе искру твоей любви к людям, твоего благодетельного честолюбия, стремящегося быть опорой любимцев муз?

Как я искал вокруг хотя бы бледного слепка с тебя! Искал глазами нищего! А какие это зоркие глаза!

Наконец устал я от поисков и хочу излить горький смех на ложных подражателей.

Вот правитель прикармливает толпу остроумцев и по вечерам, когда он шутками хочет отвлечься от государственных забот, делает из них своих веселых советчиков. Как многого недостает ему, чтобы быть Меценатом!

Никогда не буду я способен играть столь низкую роль, даже если бы и можно было получать ордена.

Пусть король властвует надо мной; как бы он ни был могущественен, но лучшим он себя пусть не воображает. Он не в силах назначить мне такую пенсию, которая была бы достойна того, чтобы совершать подлости.

Кернер, сластолюбец, влюбился в мои песни. Он видит во мне подобного себе. Он ищет моего общества. Я мог бы ежедневно пировать у него, безвозмездно напиваться с ним и безвозмездно же обнимать самых дорогостоящих девиц, если бы только я не считался с моим достоинством и соглашался восхвалять его, как второго Анакреона.

Анакреона, от которого избави нас небо! У которого подагра, да еще и некая другая болезнь, а ее, как предполагают, привез из Америки Колумб.




Оглавление

Поделиться ссылкой



–ейтинг@Mail.ru