Лукиан

(ок. 120 – ок. 190 гг.) оратор и писатель, мастер сатирического диалога, из Самосаты (Сирия)

В пляске каждое движение преисполнено мудрости, и нет ни одного бессмысленного движения. Поэтому митиленец Лесбонакт (…) прозвал танцоров «мудрорукими».

Знающий целое может знать и его часть, но знающий часть еще не знает целого. (…) Мог бы Фидий, увидавший львиный коготь, узнать, что он – львиный, если бы никогда не видал льва целиком?

Жизнь коротка, а наука долга.

Кормилицы (…) говорят о своих питомцах, что надо их посылать в школу: если они и не смогут научиться там чему-нибудь доброму, то, во всяком случае, находясь в школе, не будут делать ничего плохого.

Среди мертвецов равноправие.

Похвала приятна только тому, кого хвалят, остальным же она надоедает.

Да будет мой историк таков: (…) справедливый судья (…), чужестранец, пока он пишет свой труд, не имеющий родины.

Лучше, когда мысли мчатся на коне, а язык следует за ними пешком, держась за седло и не отставая при беге.

Невежество делает людей смелыми, а размышление – нерешительными. (Перефразированный Фукидид.)

Только раз в жизни римляне бывают искренни – в своих завещаниях.

Количеством нужд дети превосходят взрослых, женщины – мужчин, больные – здоровых. Короче говоря, всегда и везде низшее нуждается в большем, чем высшее. Вот почему боги ни в чем не нуждаются, а те, кто всего ближе стоит к богам, имеют наименьшие потребности.

Где надежды значительнее, там всегда и зависть губительнее, и ненависть опаснее.

Ненавижу тех, кто помнит, что было на пиру.

Дым отечества (…) светлее огня на чужбине.

«Что такое люди?» – «Смертные боги» – «А что такое боги?» – «Бессмертные люди».

Сама забота не без отрады, так как доставляет некоторое занятие. Что бы мы делали, не имея никого, о ком позаботиться?557

Огонь не потухает оттого, что от него зажгут другой.

Следует класть на язык свой печать, чтоб слова не молвить

Лишнего, – пуще богатства надо слова охранять.

Надо пользоваться не красотой книг и не их количеством, но их речью и всем, что в них написано.

Пока ты счастлив, у тебя есть друзья среди людей, есть друзья и среди богов; последние охотно выслушивают твои просьбы. Но случись с тобой несчастье, с тобой перестанут водить дружбу; с переменой счастья все разом становятся во враждебные отношения к тебе.

Красоте присуще столь многое, что и для тех, кто придет на смену нам, всегда найдется, о чем сказать во славу красоты.

Начало – половина всего.

Много дружеских связей расторгнуто, много домов обращено в развалины – доверием к клевете.

Нам кажется недостаточным оставить тело и душу детей в таком состоянии, в каком они даны природой, – мы заботимся об их воспитании и обучении, чтобы хорошее стало много лучшим, а плохое изменилось и стало хорошим.

Брак обеспечивает необходимую преемственность рода человеческого.

Ты делаешь из мухи слона.

Слушай и молчи.

Категория: Древний Мир Древняя Греция

Смотрите также:

Секст Эмпирик

Афоризмы Секста Эмпирика (философ-скептик и врач)

Менандр

Афоризмы Менандра драматурга, из Афин